Для развития демократии нужно поколение, рожденное невинным. Это предложение было сказано русским обозревателем New York Times Биллом Келлером, но как будто предназначено для нас, хорватов. Невинное поколение, как говорит Келлер, - это люди, достаточно взрослые, чтобы переживать больше, чем предлагает мир, слишком молодые, чтобы испытывать недостаток в сознательном конформизме советской (или в нашей югославской) эпохи и молодежи, чтобы бояться. Невинное поколение не боится свободы, несмотря на незащищенность, которую эта свобода неизбежно несет.

Но Хорватия, хотя 20 и является формальной демократией, не позволяет своим детям развивать невинность, о которой говорит Келлер. В Хорватии свобода выражения мнений и демократия интерпретируются и реализуются бывшими коммунистами. Другими словами, тоталитар. Тоталитаристы стремятся к безопасному и простому миру. В их мире есть только одна истина, и всегда есть только один правильный путь. Иногда они верили, что у них нет другого пути к социалисту, и сегодня они верят, что другого пути к профсоюзному движению нет. Одна экономическая ассоциация пришла к нам на уровне божества. И божества не просят и они не сомневаются. Поскольку северокорейцы на самом деле не подозревают, что солнце плакало, когда любимый лидер умер от большой тревоги. Коммунистические догмы заменили наших бывших товарищей евродогами и стали джентльменами.

И теперь наш правящий джентльмен, который считает, что он демократичен только потому, что партия была разделена на несколько партий, заверяет хорватов, что мы окажемся в неведении без Европейского Союза. Тьма тех же Балкан, которые были у них все давным-давно, «была прекрасна и уместна». Поколения, которые были выпущены в 50 годами в обмен на конформизм тоталитарных обществ, стремятся быть похожими на них. Давайте разберемся с выбором как процессом, в котором только одно решение является правильным. Наша свобода пугает их. И в этом страхе они построили вторую золотую монету самостоятельно. И они просят нас пожертвовать его всем некритически. И они ищут свободу снова бросить, и все те, кто помирился с нами, забыли или забрали. В жертву за золотое пальто.

Хорватия в Европейский Союз подталкивает поколение, которое не привыкло быть свободным и не воспитывается, чтобы быть свободным. Ведь свобода это не просто юридическая категория. Свободу учат, живут и поддерживают день ото дня. Никакая конституция или законы не могут позволить нам, если мы не готовы принять это. А без свободы нет реального выбора. Поэтому неважно, что такое Европейский Союз как ассоциация. Хорватия недостаточно выросла в условиях демократии, чтобы знать, что она может решать. В Хорватии все еще недостаточно избирателей, которые свободны и рождены невинными. Хорватия, к сожалению, еще не демократична целую вечность.

А поскольку несовершеннолетние не допускают вступления в брак, потому что они недостаточно взрослые, чтобы понять все последствия своего решения, демократия не должна позволять несовершеннолетним отказываться от малой части своей свободы. Хотя хорватская демократия не становится взрослой, все люди, которые уважают свободу, должны голосовать против ее брака с другими европейскими государствами. Потому что в таком браке сегодня мы были бы неравны. Однако большинство европейских стран являются демократически взрослыми. Союз должен смотреть на это по-другому, говорить об этом по-другому, и никто не станет лучше или хуже для этого. В других европейских странах Союз находится на третьем месте. Каждая европейская страна договорилась с Союзом. Только Хорватия молилась. Если Хорватия ведет переговоры с Евросоюзом, это один из самых больших обманов наших политиков. Так о каких переговорах мы давали, и мы ничего не просили взамен? Что мы получаем от Союза, кроме обычного разрешения на въезд? И в конце вечеринки.

Так что голосуйте против вступления Хорватии в Европейский Союз. Позвольте Старшему оставить Хорватию в покое, по крайней мере, до того дня, когда невинное поколение Хорватии не станет полностью занятым. Разрешить стать взрослым хотя бы всем детям убитых хорватских ветеранов войны. Пусть судьба Хорватии решится за молодых людей, которые заплатили самую высокую цену за свою свободу. Мы никогда не спрашивали этих детей, готовы ли они платить за независимость Хорватии жизнью своих отцов и матерей. Вот почему мы не должны отказываться от этой независимости, если мы не спросим самых молодых из них. Мы им так многим обязаны. Решение Хорватии о вступлении в Европейский Союз должно стать нашим будущим, а не прошлым.